Приветствую Вас Гость!
Воскресенье, 22.07.2018, 15:47
Главная | Регистрация | Вход | RSS
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Страница 1 из 1
  • 1
Модератор форума: Светлана  
Форум » Общий раздел » Политика » Причины падения СССР (Автор Игорь Голаев.)
Причины падения СССР
СветланаДата: Понедельник, 01.07.2013, 15:11 | Сообщение # 1
Лейтенант
Группа: Администраторы
Сообщений: 75
Статус: Offline
Прошло 20 лет, со времени крушение уникальной, беспрецедентной в истории человечества супердержавы, просуществовавшей ровной 70 лет. 20 лет – это достаточный срок, чтобы обернувшись назад сделать выводы. Надежды и веры в красочные обещания, которыми страну кормили все эти годы – нет.
Теперь, когда все последние следы оставшиеся от наследия СССР погребаются под лозунгами «реформ» - простые люди, особенно, если они
еще успели пожить в этом «вчерашнем дне», начинают осознавать всю трагедию настоящего, у которого нет будущего и ценность того вчерашнего,
которое уже сегодня никак не вернешь. Потеряем – плачем, имеем – не храним. Живя ранее в постоянной опеки государства над личностью,
тяготясь этой опекой, теперь, живя как брошенные, никому не нужные люди и прежде всего самому государству и обществу, мы теперь начинаем реветь от этого холодного равнодушия. Государству и обществу интересны лишь те, кто имеет деньги и власть. Мы, простые смертные, с дырявым карманом и в залатанных валенкам – не интересны во все. Мы второй сорт, если не третий или четвертый. И неужели нам самим не стыдно за себя? ЗА то, что нас так ловко одурачили бойкие мальчики в лощенных костюмах. Пообещали не долгожданное коммунистическое «светлое будущее», а близкое, мгновенное, лишь стоит на время затянуть пояса. Народ поверил, пояса затянул, да так и остался в состояние муравья. Затянутые до предела, несущие колоссальные ноши, превышающие общепринятые человеческие возможности. Несем и себя и семерых сверху. Сегодня, президент говорит, что для борьбы с коррупцией, терроризмом, чиновничеством, нужно создать еще несколько министерств и тогда проблема решиться. Но как эти вопросы могут решиться вообще, если торговля, продажничество, предательство народа и национальных интересов ведутся с верхов. Расширяя управленческую пирамиду с верху, вся эта махина держится на очень зыбкой и тонкой одной единственной точкой и связью с народом. Перевернутая пирамида очень неустойчива и опасна, стоит только народу, для кого вроде бы весь этот аппарат старается, трудится не покладая рук – напереть, качнуть ее, как полетит вся эта пирамида верх головой. И как видится, управленческая пирамида этого не понимает, не видит, не осознает. А значит и крах падения ее будет очень сильным. И для того, чтобы этого не произошло, пирамида затуманивает сознание народа через пустой треп голубых экранов, по которому с утра до утра идут фильмы, конкурсы, шоу, юмористы и прочие повара кухни с нужным формированием политической инерции населения, его безволия, его бессознательного отношения, когда их в очередной раз обманывают. Народ, спит и терпит. Но не всегда действие этого наркотика будет иметь силу. Вот когда на эту пустую силу явится народная сила, то для пирамиды будет худо. Она перевернется, оголив всю свою несостоятельность. Рыба гниет с головы.
Все причины падения СССР связаны с тем, что страна оказалась совершенно оторванной от той идеологии, которая породил само государство. Вместо весомых слов, остались лозунги. Вроде бы все те же слова, но без духа, без веры, без крови. Бескровное евангелие, никогда не будет давать движения и жизни. Это пустой обряд. Сила в слове, которое живет в человеке. Но если оно уже давно мертво, то силу обретут
совершенно иные слова, прямо противоположные. И они ожили. Вместо общественного сознания и блага – пришло индивидуальное, личностное, строящиеся на корысти.
Вместо высокого морального облика – аморальный, распутный, все дозволенный.
Вместо дружбы народов – национальная рознь и обострение.
Вместо обеспеченности занятости населения, его трудоустройство даже в принудительных формах – всеобщая безработица, неуверенность в завтра,
незастрахованность.
Вместо культуры – бескультурье.
Вместо всеобщей грамотности и образованности – безграмотность и зауживание дверей к образованию.
Вместо развития и поддержки спорта - наркомания. А спорт – удел тех, кто сможет платить за это.
В общем вместо одного, оказалось другое и прямо противоположное. Но так почему же пало это «хорошее», почему народ не встал на защиту
своей государственности? Почему молча промолчали, когда свершился Беловежский сговор? Почему молчали даже после расстрела Белого дома?
Почему? Если раньше было так всё хорошо, почему допустили уничтожение этого хорошего?
Так говорят сегодня либеральные демократы. И если раньше народ опускал глаза и продолжал молчать, то теперь, начинает медленно, но твердо
отвечать на все эти «почемучки».
Что собой представлял Советский Союз? Это был величайшей, беспрецедентный проект – построение социально равного и справедливого общества, развивающегося не на принципах личностного индивидуального блага и корысти, а на понятие общественного блага и пользы всего общества. При этом следует учитывать огромные пространства и разно народности, обитающие по краям этого пространства, которых надо было объединить в одно целое, дать один темп развития. Не одна из мировых Империй, которая объединяла в себе многонациональную публику не могла передать опыт или дать ориентир при построение Союза Советских Социалистических Республик. Все мировые Империи строились на принципе подчинения слабых сильным, оттоку всех материальных ценностей и благ в центр этой силы, угнетение и полное порабощение тех, кто не принадлежал кагорте сильных. Это были эксплуататорские порядки между рабом и свободным. В таком государстве не могли быть все свободными. Свободными был лишь малочисленный класс правящей элиты. Им можно было всё, остальным – ничего. Сегодня демократические лозунги раздающиеся с той стороны, лишь ширма. Кто не имеет ничего, тот никогда не сможет доказать свою правоту и быть услышанным. Сегодняшняя демократия – это узаконения прав сильных, где слабым предлагается покориться и молчать или быть выброшенными вне всяких благ и защищенности. Сегодня найти работу, в стране, где в ужасающих масштабах царит безработица – очень сложно, а для некоторых становится даже невозможным.
Центральной нитью развития проекта – Советский Союз – была идеология. Партия была выше экономики, армии, промышленности, культуры. Именно
Партия диктовала всем остальным сторонам государственности – куда, как и для чего развиваться. В идеале, Партийное ядро должны были составлять люди всецело и предано разделяющие учение Партии, посвятившие себя распространению и утверждению этого учения во всех иерархиях общества, донося его до самого последнего члена этого общества. Это люди бескомпромиссные как к себе, так и к другим, для которых чистота Слова выше, всех человеческих отношений и привязанностей. По сути своей, это священство, левиты. Взяв во краю угла учения Исторического и диалектического материализма, должно всегда оставаться главное в нем, а это постоянное развитие и движение. Без развития и движения, диалектика перестает быть таковой по сути своей. Материя остается только на словах, тогда как в умах это уже некая застывшая форма, которая не развивается и двигается, а лишь совершает некое перемещения своей зафиксированной массы в пространстве. При таком раскладе, необратимо начинается иной процесс – разложение, и рано или поздно это разложение станет явным для всех.
Коммунистическая партия большевиков, ставшая историческим проводником и реализатором идей Диалектического материализма, ценой большой
жертвенности, преданности данному учению и несгибаемой воли – воплотила их в истории, добавив теперь новое значение – «исторический». И не
просто воплотила, но попыталась жить этими идеями, строя совершенно новые общественные отношения – социалистические; и рождая совершенно
нового человека – советского. Советский человек – это совершенная уникальность в Мировой Истории и она не может простить нам того, что это
было, это реально, тогда как вся ее история говорила – нет.
В Библии ярко высвечивает образ падения государства, когда первые лица его и священники отступают от верности и присяге своей Слову, Учению.
Но не говоря об этом народу явно, они внутренне обманывают народ, пользуясь своей властью и доверием народа. А через обман в итоге предают
своей собственный народ, готовя почву для падения. Но сами эти лица не упадут. Они лишь перекрасятся в удобный цвет. Упадет народ, вверивший им свои жизни, надежды, упования. И тогда начинают сбываться слова Божьи – «проклят тот, кто понадеялся на другого, кто вверил жизнь свою ему»….
Приходит отступление, приходит проклятие, а это крах и падения всех в целом.
Парадоксально, но так, оказалось что те, кто призван развиваться учение в историческом бытие, отказались сами вникать в него, отвергая закон движения и развития, пытаясь законсервировать всё в статичных формах. Учитель отказавшийся совершенствоваться в своем предмете, оказывается сам не сведущим в нем. А это приведет его или к деспотии, за которой легко скрываться свое невежество или к безволию, и тогда ты оказываешься объектом насмешек и анекдотов. И в истории Советского Союза случилось именно это – сперва жесткая деспотия, подавляющая во всех желание познавать и внутренне развивать учение Диалектики, а потом безволие, приведшая сперва к идеологическому застою, а потом окончательному разложению и падению. Оказалось, что на протяжение многих десятилетий учение Диалектики Материализма никто не развивал. Были огромные полит. Институты, огромные штаты политработников, но все быстро исчезло и притом бесследно, как только ширма пала. За ней оказались одни временщики, приспособленцы, говоруны и перевертыши. Всё пало, потому что внутри уже давно ничего не было.
Любая идеология живет за счет веры и жертвенности. Когда нет веры, а есть лишь одно цитирование. Когда нет жертвенности, а есть лишь
замонументированные жертвы с колоннами и бюстами в углах, тогда вместо жизни приходит театр, но его спектакль не может продолжаться вечно.
Придет время и он кончится, а вместе с ним закончатся и высокопарные цитаты и дома с колоннами. На освободившуюся сцену заступят новые актеры и театр оживет уже новой жизнью. По пока все будет лишь для пыли в глаза и для показных отчетов перед населением, жизни не будет, а значит будет театр, а вслед за ним смена актерских трупп и декораций. Жизнь подделать возможно, но ее невозможно дать.
Коммунистическая идеология была жива, пока ею жили, ей верили, за нее были готовы отдать всё самое ценное и в том числе свою жизнь. Когда же
пришли иные, неверующие, неверные, для которых Партия стала удобной формой прикрытия мещанских и тщеславных интересов, карьерного роста,
теплой и сытой жизни – всё умерло. Ушла жизнь, но пока еще оставалась форма. Но без жизни любая форма обречена на саморазрушение. А при любом нажиме извне, этот процесс пойдет только быстрее.

Цари и священники Советского Союза оказались невежественными и чуждыми к идеям Социализма. Служа на словах идеям Социализма, на самом деле они служили собственным корыстным интересам. Народ и Партия уже давно не были едины. Между ними с каждым годом образовывалась стремительная пропасть. Верхи стремились к видимой реализации своей власти и своих желаний. Они не хотели скрывать свои материальные амбиции – квартиры, машины, ценности, валютные счета. Они хотели стать свободными людьми, которые смогли бы открыто без опаски распоряжаться и пользоваться эти благами. Они хотели свободы для себя, для своей плоти. Им было чем распоряжаться и что реализовывать в этом мире. Навязав красивые слова о свободе тем, кто ничего и не имел и был свободен, они обманули народ, превратив их в слуг и безгласных рабов. Рабы плоти, легализовавшие свои богатства – стали свободными, а свободные, потеряв всё – стали рабами. Опять очередной парадокс, но так.
Революцию свершали те, кому нечего было терять, кроме своих цепей. Контрреволюцию свершили те, кому было что терять и чтобы не потерять,
они пошли на этот подлый шаг, взяв одежды блага и света, свершили дела предательства и тьмы.
Когда свершалась революция всем было понятно – вот враг, вот эксплуататор. Когда свершалась контрреволюция все было как в тумане. Те, кто шел впереди, на кого равнялся весь народ, восхотели сытой эксплуататорской жизни, а для этого надо было одурманить и предать народ, превратив его в одночасье в рабов. И еще долго народ не мог поверить в свое рабство. Но прозрение уже приходит.
Когда же произошла эта остановка в развитие Учения? Когда ушла демократия. Развитие возможно только на стыке борьбы двух противоположностей, в чем выявляется единство. Когда есть постоянная дискуссия и стремление что-то познать. Когда действует закон отрицания – отрицания. Когда набирается необходимая масса, могущая перерасти из количества в качество. Когда все это есть, тогда Слово живет и действует.
Если бы не Великая Отечественная война, которая стала идеологической встряской и толчком к развитию движения, то загнивание началось бы
раньше. Еще до сих пор огонь Победы показывает превосходство общественной модели развития над собственнической. Ведь благодаря тому,
что вся страна стала как один человек, мы не сдавались, даже когда не было шансов выжить и в итоге выжили. Индивидуалистическое сознание
западного человека хорошо показало себя, когда огромные территории практически без боя были занимаемы врагом за короткое время. Так
случилось в Польше, во Франции, Бельгии, Дании, Норвегии. Практически без выстрела некогда свободные государства превращались в сырьевой
рабский придаток. И всё потому, что там никто не хотел умирать и жертвовать собой ради блага другого. Каждый рассматривал себя и свою
жизнь как одно единственное благо. И если государственные власти оказывались неспособными защитить индивидуума, то индивидуум мог считать
себя не обязанным подчиняться интересам государства. Для него всегда важнее его собственное благополучие. Поэтому подвигов Александра
Матросова и Гастелло вы не найдете в истории этих стран. Там в ценности другие подвиги и герои…Но почему они живут, а мы нет? Да потому что за
их право на жизнь всегда кто-то платил. Да и вообще, назвать это жизнью нельзя. Это просто животное существование. Жизнь это органический, высоко осознанный процесс, взаимосвязи огромного множества в подчиненное одному целому. Капиталистические отношения только дают иллюзию жизни. Где под улыбающийся маской и словами – «как твои дела», стоит безразличие и цинизм. Им вообще нет дела до тебя. Ты для такого общества
только объект в большой рыночной круговерти. Ты или продающий, или покупающий. И в тебе есть заинтересованность только до тех пор, пока ты
участвуешь в этом рынке. Вне его – ты пустое место, тебя просто нет для них. Поэтому, все западно американское общество, с их вековыми
культурными ценностями строится на принципах свободного рынка. Ты сам для себя решаешь – что выгодно тебе. О выгоде других или всех, здесь
даже не может быть речи. «Всех не облагодетельствуешь, не накормишь, не удовлетворишь. Поэтому зачем делить блага на всех, если они уже в твоих руках и ты единовластно можешь распоряжаться ими. Зачем нужно делиться своим и искать благо чужому? Это его дело. Его жизнь в его руках, а твоя в твоих», - так рассуждает индивидуалистический разум. Разум социальный – иначе. Для него нет понятия «мое, твое», для него
актуально и важно иное – «наше». Социум внутри себя не делит на «чужих и своих». Там все наши… Изначально социализм рассматривался как уравнивающая всех площадка, где все привыкнув к друг другу, объединившись единым стержнем, пойдет как одно в коммунизм, в котором уже нет ни денежных отношений, ни иерархических, ни насильственных. Где каждый с радостью занимается тем, к чему расположен, развиваясь в этом, принося общественную пользу и пользуясь благами другого. Сознание человека должно быть настолько высоким, где нет даже мысли стать выше другого, обладая чем-то большим, жить для себя только. Сегодня для сознания большинства еще трудно понять, как может быть так, что ты свободно можешь взять нечто, не платя за него. Ведь ты можешь взять этого больше. Но тогда встает встречный вопрос – а зачем тебе больше необходимого. Если ты имеешь одно платье, зачем тебе десять. Научиться быть довольным необходимым и не искать большего, не обогащаться – это задачи еще социализма. В коммунизм можно войти только с обновленным сознанием и освобожденным от вещественных начал сердцем. Вне внутренней свободы, человек не сможет внешне жить в ней. Для него такая жизнь будет постоянным мучением, когда желаете – но не можете. Именно такие мучения были у правящей элиты послевоенного Советского Союза. Когда очень хотелось многого, но политическая мораль и учение этого не позволяли иметь. Именно желание «иметь»- начало или падения или взлета. Вопрос только в том, что человек хочет иметь – много плотского или духовного. Все плотское имение в итоге всегда оборачивается злом для души человеческой. Но только подлинное зло этого в этой жизни душе так может и не открыться. Правящая элита СССР тоже не думала – что плохого иметь более удобное, хорошее, сытое. Лукавое сердце начинало оправдывать это желание, это хотение. Придумывались различные мудреные формулировки, как благо, счастье человека. Но на фоне аскетичной жизни первых борцов за эти идеалов, даже на фоне пустого шкафа генералиссимуса, машины, дачи, квартиры, золото, меха и прочие блага простого человеческого счастья, как то не убедительно смотрелись. Перечеркнуть идею сразу было не возможно, но вот потихонечку исказить, замутить, а потом и оболгать шаг за шагом стало просто. В итоге получилось, что с трибун звучали пламенные речи, что мы в шаге от коммунизма, а брюшко оратора росло, банковский счет пополнялся. Не Горбачев разрушил страну, ему одному это было бы не под силу. Сама система была уже напрочь сгнившая. Система давно не жила ценностями Октября, она жила мечтами о легализации своего блага. Когда в лукавых руках оказались огромные капиталы, то капитализм изнутри вошел в такое сердце. Говоря о всеобщем благе, внутри системы всё жило только личностным. И не мудрено то, что вчерашние коммунисты, комсомольские вожаки, парторги, политруки – в единочасье перекрасились в бизнесменов, банкиров, олигархов, ярых проводников совершенно других идей. Теперь легко замазав черным все, что связанно с именем СССР, они пытаются навязать какие-то аморфные планы о всеобщем благе, только с оговоркой, что не для всех. А как тогда вообще такое может? Первым предателем народов бывшего СССР стала Партия. Нет, она уже давно не была едина с народом. Народ жил своей жизнью, Партия своей. И эти две жизни уже давно не пересекались. Все те, кто попадал в Партию, причем чем в более высокие места, тем труднее им было жить по партийной морали. Там была уже другая мораль – круговой поруки. А такая мораль беспроигрышная для всей системы. Круговая порука лучший цемент всех связей. Дороги назад в народ из Партии уже не был. Народ не должен был знать тайн этой партийной жизни. Народ должен полностью доверять и верить Партии. Только на этом основание народ будет послушным и предсказуемым. Поэтому ничто из партийных чертогов не должно просачиваться в народ. Того, кто начинал мучиться от такого наглого двуличия была только одна дорога – пуля в висок. До сих пор остаются неизвестными причины смертей или самоубийств многих представителей первых эшелонов власти. Наверное всей правды мы так и не узнаем. Да это и не важно. Гниение головы рыбы происходило стремительно.
Только закрылось недремлющие око отца всех народов, как дело всей его жизни тут же стали заминать. Первых это коснулось карательные органы
Комиссариата Внутренних Дел. Его быстро переименовали в КГБ. Вроде простая перемена вывески, но это только начало. Отныне, КГБ уже никогда
не имело власти вмешиваться в партийные дела и трогать членов Партии. Они оказались неподсудными, а это дает право безнаказанности слов и
действий. Стремление оказаться в прослойке неподсудных – стало заветной мечтой многих номенклатурщиков. КГБ оставили роль бдить над народом, но не над теми, кто над ними. Партийное священство обрубив для себя всякую возможность появления розги, тем самым обрекла себя на путь плотского искания и ожирения. Плоть уже ничего и никого не боялась, вот теперь-то наконец-то она могла развернуться. Конечно, для народа
партийное священство оставалось кристально чистым и беспорочным. Но почему-то огонь жизни и движения начинал затухать, на смену ему
приходил застой. Паровоз продолжал куда-то гудеть, но это было движение вне куда, без цели, и даже без машинистов. Те, уже успели благополучно сойти на нужной остановки. Но народ этого не знал. Продолжая петь про счастливую комсомольскую молодость в тайге, про новые зеленные города и романтику севера. Энтузиазм в народе еще был. Ведь само Учение Диалектике требовало движения и народ, как мог стремился в него, свершая свои подвиги духовных возможностей человека. Но это уже было не то движение и обреченный энтузиазм. Кто это смог распознать, тот быстро приспосабливался к новым условиям, ожидая своего часа Х. Кто не смог, тот оказался за бортом «новой» жизни, да и вообще жизни. Многие так и не смогли войти в это «новое». Тоскуя и стыдливо сожалея о старом. Но старое уже было не вернуть, да и вообще уже не вернуть
никогда. Ушлые машинисты спрыгнули с ненавистного им поезда, но не с пустыми руками. В них оказались всё народное достояние, собственность,
богатства. Народ, не имея даже понятия о тот, что такое частная собственность, доверчиво вручил свои ваучеры «добрым молодцам» с голливудскими улыбками. Как доверчивый Буратино – ворам и прохвостам. Некоторые так до сих пор сидят и ждут на поле Дураков, когда же
вырастить чудо-дерево с золотыми монетками вместо листьев. Народ купился на различные финансовые пирамиды МММ, на различные сомнительные
проекты. Народ оказалось легко купить, потому что он не знал своей цены.
И оказалось, что цена-то его совсем не велика. Да он и не нужен вовсе. Нужна земля, поля, леса, недра, но они уже не принадлежат народу, а значит он лишний на этих лесах, полях, недрах. Мы все оказались для государства не нужными, мы тяжелое бремя для него. Ему приходится ломать голову, как не имея доходов от налогов прокормить огромную армию пенсионеров, малоимущих, инвалидов и прочих не работающих слои населения. Раньше, когда была довольно экономически сильная страна, было огромное количество заводов и предприятий, которые постоянно отчисляли проценты от своего оборота на содержание всей социальной сферы. Да и неимущих и не работающих было намного меньше.
Так как было где работать. Теперь, когда разрушены все производственные мощности, а все гонится уже готовое из-за заграницы, ибо это дешевле,
появилась громадная проблема незанятости населения. В больших городах, где вертятся деньги занять население с трудом, но можно. Но там, где
уже нет никаких градообразующих промышленных мощностей – это сделать невозможно. Только плановая государственная политика могла вкладывать огромные средства в неперспективные и долго окупающиеся производственные проекты. Там шло перераспределения средств. Библейским языком – богатые регионы делились с бедными, чтоб у всех было поровну. Но это действует, когда общество живет общественными ценностями. Когда же появляются личностные, то это уже не будет действовать. Для частного лица – это убытки. Для него важна быстрая прибыль, причем чем быстрее, тем лучше. А это совершенно иные проекты – де структуризации, де индустриализации. Когда бывшие производственные мощности продавались с молотка, как металлом. Пахотные земли и леса – под застройку. Недра земли – как сырье на Запад и далее. Вся страна стала как одна большая барахолка и аукцион. На этом вакханальном пиру попользовались все, кто не имел никакой морали и ценностей, кроме как чужих. Все народное рассматривалось как ничейное. А раз это ничье, то почему в один прекрасный момент оно не могло оказаться чьим-то. И оказывалось оно у самых низких и недостойных членов общества. По стране сразу же начался разгул бандитизма. При чем зачастую заправляли ими представители милиции. Продажным оказалось все. Вопрос только в цене и возможностях покупателя. Кто больше мог заплатить, тот заказывал музыку. И заказывают до сих пор. А могло бы быть иначе?
 
СветланаДата: Понедельник, 01.07.2013, 15:13 | Сообщение # 2
Лейтенант
Группа: Администраторы
Сообщений: 75
Статус: Offline
В том, на чем остановилось марксистко-ленинская философия было то, что было взято первое и показано последнее – Светлое будущее Коммунизм. Но
путь от первого к реальному обретению последнего был отвергнут. Пути
вообще не было никакого. Было одно лишь хранение заветов первого и веры в
обретение последнего. А без пути первое оказалось пустым хламом идей, а
второе сказкой. Человек в реальной жизни не может жить только прошлым
или будущем, он живет настоящим. А настоящего не оказалось. Людей все
время заставляли жить для завтрашнего дня. И это с одной стороны
правильно. Но когда нет реальной базы для прихода этого завтрашнего дня.
Нет познания пути к нему. Нет разумения действительности. Нет понимания
себя в нем. То все огромные усилия окажутся в итоге бесплодными. Как и
оказалось в итоге, когда радужный шар, который все раздувался, облачаясь
в пустые обещания и лозунги, когда дошел до своего определенного
предела и не смог больше расширять эту пустоту, в один миг лопнул и
сдулся. Под всей этой, с виду огромной системы и учением не оказалось
никакого основания, базиса. Разрыв между первичным, настоящим и тем, к
чему это учение призывало оказался таким огромным, что система не
выдержала этого несоответствия. Люди выбрали всегда привычную им
животную сторону существования. И жизнь на уровне похотливого сознания
опять вошла в них. Животное состояние всегда близко человеку. Ведь все
мы сами по себе, без духовной жизни – животные.
Не знание и не разумение пути к достижению цели, не желание утверждать основание привело к падению всей системы в целом.
Теория, философия оторванная от реальности, от жизни может животворить
и двигать первое время, пока живы всецело преданные ей сердца. Но если
они не смогут передать свою веру и жизнь последующему поколению, а те в
свое очередь далее – то все затухнет. Любой огонь нуждается в
поддержание и дерево должно быть сухим, иначе огонь погаснет.
Первые годы становления Советской власти были годами необъяснимого
энтузиазма, подъема. Рушился ненавистный старый мир, прогнивший,
деспотичный, бесперспективный для многомиллионной народной массы. Вера в
то, что можно построить мир новый, светлый, счастливый, где всем будет
места и востребованность – была сильна. Люди незадумываясь жертвовали
своим и собой ради этой вожделенной мечты. Словно после многовекового
стояния народ, как один человек двинулся вперед к долгожданной земле
обетованной, но ее еще надлежало завоевать, пожертвовать собой и значит
жертвы были необходимы. Сознание народа как-то исподволь, но понимало
это. Или победим мы, или растопчат нас. Народное сознание, привыкшее к
пониманию смерти, которая всегда ходит рядом, к врагам – жаждущим
поработить родную землю, тянулось к словам жизни. Белая армия, войска
интервенции – не обещали перемен и новой жизни, наоборот, от них шла
репрессивная, подавляющая волна. И общая народная масса, еще
неосознанно, но потянулась к своим, тем, кто от земли и станка, к
Рабоче-крестянской Красной Армии. И старое, несмотря на боевой опыт,
поддержку всего мира, кадровое примущество было обречено на поражение.
Те, кто был прозорливее, переходили в Красную Армию, те кто пытался
вернуть старое – оказались в поражение. Весь народ восстал и он не хотел
возврата.
Диалектика – это учение о движение жизни, развитие, отмирание старого с приходом нового ему на
смену. Все, что противоречит движению, отрицает движение, припятствует
ему – призвано рано или поздно исчезнуть. Для возникновения движения
внутри, предшествует долгий путь. Но когда оно возникло среди народных
масс, то уже ничто не в силах его сдержать. Как правило это массовое
движение идет на разрушение настоящего. То, каким будет будущее зависит
от того, кто стоит во главе этой массы и с каким сознанием. Сама по
себе, отдельно, масса существовать не может. Она всегда тяготеет к
остову, к центру, к тому, чтобы сплачивало ее, давала цель и руководило.
Всегда, в любом обществе есть лидер, тот, к кому прислушивается
коллектив, кого уважает или боится, кому подчиняется, не задумываясь о
своей личной выгоде в этом. Лидеры – формируют человеческую массу,
вкладывая в нее свое сознание

Не будь в октябре 1917 такой фигуры как Ленин, то никакой социалистической революции не свершилось. Перед принятием решения о
вооруженном восстании, некоторые большевики сомневались в успехе взятия
власти. Были жаркие дебаты по этому поводу. Ленин пригрозил своим
выходом из Партии ВКПб, если решение о начале переворота не будет
принят. Одна фигура и слово Ленина – перевесила мнения всех остальных.
Решение было принято, вооружение восстание свершилось. Власть от
Временного Правительства перешла в руки большевиков. Всегда, в моменты
сильных поворотов, у власти находились сильные, решимые, волевые
личности, которые силой своего авторитета меняли ход истории. Если эти
личности двигались не плотскими, личностными целями обретения
материальных благ в этом мире, а радели за народное благо, вкладывая в
народ, в его просвещение, преображение, то страна выигрывала. Не один из
политических режимов не до, не после СССР – никогда не ставил народные
интересы выше собственных, личных. Всеми всегда руководила личная
корысть и самоутверждение. Народ рассматривался как некая ресурсная
масса для достижения этих целей, которая должна обслуживать эти личные
интересы. По сути, народ всегда был и оставался былом в глазах своих
вождей.
Даже, когда советское политическое руководство далеко отстранилась от
народа, оно не могло полностью жить своей жизнью, игнорируя народные
интересы. Социальная политика действовала, все средства производства
оставались в народном пользование, жизнь общества относительно протекала
ровно. Не было ни бедных, ни богатых. Богатым социалистическая система
не давала пользоваться своим богатством открыто, а бедным – оставаться в
нищете, сразу подключались различные социальные структуры. Голод был
только в период координальных становлений, когда были уничтожены и
разрушены прежние средства производства или нуждались в сильном
переустройстве. Таких период в истории СССР было три:
- гражданская война и первые годы после нее (засуха)
- коллективизация 1932-1933 (засуха)
- Великая Отечественная война и первые годы после нее
Эти годы унесли колоссальные жертвы, но причина не в «неумелой» власти
большевиков, а в том, что СССР находился во враждебном кольце
империалистических государств, только жаждущих расправой с тем, кто
показал их подлинное хищническое отражение, с зеркалом. Жизненная
необходимость диктовала свои условия для выживания и жизни. Требовалось
за короткий срок, запустить колоссальные производственные и
сельскохозяйственные мощности, полностью обеспечив себя потребными,
чтобы ни в чем не зависеть от иностранных держав и их ресурсов. Если в
царской России большинство продукции закупалось в Западных странах, а
туда отвозилось лишь сырье. Собственное крестьянство жило в голоде и
нищете, а хлеб везли в Европу. То для того, чтобы ни в чем не иметь
зависимости, требовалось полное государственное самообеспечение, а для
этого требовалось построить множество промышленных единиц и перестроить
сельское хозяйство, поставив его на государственные потребности, а не
личностные. Огромную армию рабочих требовалось кормить. Частник, с его
пониманием быстрой прибыли, не может действовать в государственном
масштабе. Его мышление ограничивалось рынком. Появившиеся после НЭПа
множество мелкособственнических хозяйств, которые всячески отделялись от
общественной жизни, жили обособленно, использовали чужой труд, с
наступлением коллективизации оказались ярыми врагами ее. В народе их
прозвали кулаками. Кулаком был работящий собственник. Но именно
собственническое сознание и мешало ему войти в общее. Он становился
преткновением для других, соблазном, в особенности, когда шло
экономическое переустройство общества. Государство задавало определенный
заказ. Им двигала плановое ведение хозяйства. Нужно было развивать
востребованные отрасли, уравнивая все хозяйственные мощности между
собой, чтобы у одних не было пусто, а у других густо. Плановая экономика
– это было новое слово в организации хозяйства. Раньше все подчинялось
диктату рынка и развивалось хаотично, заботясь больше не о завтрашнем
дне, а о настоящем. Формулировка Людовика 14 – «после меня, хотя потоп» -
хорошо согласуется с развитием капитализма, начало развития которого,
как раз совпало с этим временем. Быстрая прибыль заботит тех, кто привык
жить лишь настоящим днем. Политика Советского государства в
экономическом развитие исходило из завтрашнего дня. Первые советские
политики были куда дальновиднее последних. Они хорошо понимали, что для
того, чтобы было завтра, надо вкладывать в сегодня. Учитывая огромные
территориальные пространства, трудности в освоение новых земель, в
климатических условиях, когда большинство территории находится в зонах
вечной мерзлоты и короткого лета – требовались такие же колоссальные
вложения. На первый взгляд безприбыльные предприятия, на которые
государству приходилось больше затрачивать средств, чем получать прибыль
– на самом деле играли огромную роль в освоение пространства и
занятости населения. Зачастую, они оказывались градообразующими
факторами, вокруг которых возникали города, осваивались пригородные
районы, развивались иные структуры. Проходили года и эти предприятия,
соединившись множеством связей с иными предприятиями начинали приносить и
пользу. Но польза рыночная, финансовая была второстепенна. Главнее была
польза для человека, у которого появлялся кров, работа, сознание своей
пользы для общества в целом. В социалистическом обществе самым главным
является человек. И не его плотское удовлетворение нужд, а сознательное
преображение, где не плотские ценности стоят на первом месте, а
духовные. От человека в социалистическом обществе требуется одно –
сознательное отношение к себе (своим потребностям) и к другим (их
нужде). Здесь стоит не личное ущемление чье-то личности и свобод, а
преобладание блага общего над частным. И если общему благу надо ущемлять
блага некоторых частных категорий (таких как кулаки и прочие
мелкобуржуазные элементы), то общество в праве поступать так, ради блага
всех. При этом, понятие блага тоже довольно разные для
капиталистического и социалистического пониманий. Для капиталистического
понимание понятие блага связано с материальной стороной и ценностями, а
так же не ущемление личной свободы и интересов. В социалистическом
понимание основное благо человека есть –право на жизнь. А для этого
необходимо создать определенные условия, когда эта жизнь возможна, в
особенности для всех. Жизнь без наличия условий – невозможна. Для жизни
необходима определенная среда и средства к ее поддержанию. Такую среду и
средства дать всем капитализм не может. Он и существует за счет того,
что у кого-то нет ни средств, ни среды. Капитализм, как всякий паразит
живет за счет других. Но паразитическая жизнь не может продолжаться
вечно. Когда паразит выпьет все соки из своей жертвы, он будет вынужден
или погибнуть или найти другую жертву, посредством которой он бы жил. По
своей сути, капитализм это антижизненный строй и беспомощный. Он
постоянно нуждается в сильных вливаний в себя со стороны, чтобы
существовать. Когда же эти влияния прекратятся, капитализм исчезнет. Как
всякая структура порожденная человеком, он живет за счет чужих жизней.
Социализм тоже живет за счет жизней, но он в отличие от капитализма не
забирает жизнь и не паразитирует на чужой жизни, а дает. Но дает не так
как хочется человеку – чтобы всё и с избытком, жить и не работать – он
создает человеку условия чтобы жить и работать, и в этом для человека
открывается жизнь. Ибо жизнь – это рост и развитие. Это качества жизни, а
она зависит от питания и бытовых условий. Есть еще такое понятие, как
выживание, но его нельзя назвать жизнью. Когда человек выживает, то он
расходует драгоценность своей жизни на противоборство с окружающей его
жизнью (бытием), чтобы не быть сломленным этим социальным бытием
окончательно. Для творческой, созидательной деятельности, для роста
жизни внутри у него не остается не времени, не сил. Борьба с внешними
обстоятельствами поглощают все его силы и жизнь. Он отдает свою жизнь
бесцельно в огромную бездонную социальную пропасть социального бытия,
получая взамен лишь крохи, чтобы самому просуществовать в этом бытие еще
день. Жизнь, не получая восполнения быстро расходуется. В ведь она
величайший дар.
 
СветланаДата: Понедельник, 01.07.2013, 15:15 | Сообщение # 3
Лейтенант
Группа: Администраторы
Сообщений: 75
Статус: Offline
Капитализм вынужден жить за счет миллионов доноров, вроде бы добровольно вливающие капли своей драгоценной жизни в это паразитирующее, по сути
мертвое тело. Взамен же получающие только видимость жизни и
принадлежность к некой общности, которая никогда не сможет соединить во
едино всех. Капитализм может только разлагать человека, его сознание,
душу, совесть, нравственность до животного состояния. Возвращая людей
обратно в животное состояние. Жизнь идущая только от живота и
потребностей его и есть – жизнь животного. Человека человеком прежде
всего делает не живот, а разум. И если в этом двуногом существе он
отсутствует, то назвать его высоким именем Человек его нельзя. Его имя
еще человекоподобный, то есть внешне подобное на человека существо, но
еще не он.
Капитализм это прежде всего – товарно-денежные отношения. Его главная
цель получить прибыль, капитал и каким путем – неважно. Ни мораль, ни
совесть, ни религиозные убеждения – здесь не советчики. Главный советчик
– это деньги, страсть к обладанию ими. И если для достижения денег
можно переступить через себя и свою человечность, капитализм легко это
сделает. А самый быстрый способ разбогатеть – это через торговлю. Рынок –
акула. Для поддержания рынка требуется искусственно подавлять
естественное. Тысячи тонн сельскохозяйственной продукции, того, что
произрастила земля для поддержания рыночных отношений - в
капиталистических странах уничтожается, запрещается производить.
Капитализм боится нарушить свой баланс, создавая искусственно цены. Он
боится наводнить рынок большим количеством товаров, тогда их стоимость
резко упадет, а в сложной финансовой структуре, где важны постоянные и
огромные вливания – это смертельно. Вся огромная финансовая пирамида
может упасть и последствия этого – капиталистическому сознанию
привыкшему только получать, сложно представить. Вавилон
капиталистических отношений жив, пока мы верим и живем для него. Но по
сути – это иллюзия целостности. Капитализм падет, когда падет в
сознаниях людей. Когда они перестанут верить этому строю, вверять ему
свои жизни, связывать с ним свои надежды, смотреть на это гнилое, как на
здравое.
Капитализм несколько раз за прошедший 20 век стоял на грани
разоблачения. Но всегда, по мановению волшебной палочки, он непонятным
образом выживал. И этой волшебной палочкой для капитализма оказалась
Россия.
Первый кризис капитализма был после Первой Мировой Войны. Когда
уставшие от войны народы Европы захотели сбросить ярмо реакционных
правительств и обнаглевших капиталистов, озолотившихся на народном горе.
Почти вся Европа пылала в революционных кострах, но только в России
революция победила и стала как могла внедрять свои ценности в народ. В
других странах революционные движения потерпели крах и вслед за ними
наступила сильная волна реакции, со стороны правящих классов,
испугавшихся повторению сценария, имевшие перед глазами ситуацию в СССР,
где вся частная собственность была национализирована, а все вчерашние
господа оказались в лучшем случае заграницей или на улицах. Капитализм
начал сильнейшую идеологическую промывку народного сознания, рисуя
страшные образы последствия революции и пришествию к власти
коммунистов. Подлинная жизнь в СССР там скрывалась. Преподнося для людей
только негативное, которого было много, как при всякой ломке
старорежимного строя. Ловко использую информативный вакуум подлинной
ситуации, представляя факты в выгодном свете и боясь пробуждения
народного сознания капиталистической системе удалось выстроить из СССР
образ Империи Зла и насилия, страны, где нет никакой демократии и прав
человека. Но это была ложь. Только социализм может строиться на
демократии. Там, где ее нет, приходит тоталитаризм и не важно под какой
вывеской.

Партия фашисткой Германии называлась - национал социалистическая демократическая рабочая партия – НСДРП. Но от этого она обслуживала
интересы большого капитала и несла в мир порабощение, а не освобождение.
Если посмотреть программу Гитлера для покоренных народов, посмотреть
программу Далласа (США), посмотреть программу Тетчер (Великобритания) –
то их суть ОДНА – порабощение, уничтожение культурного слоя, ослабление
генофонда, доведения порабощенных народов до уровня полной дегродации. И
эти программы идут от тех политических систем, которые считают себя
самыми цивилизованными, самыми демократическими и прогрессивными,
несущими благо для всего человечества. Но за красивыми лозунгами стоит
античеловеческая суть – уничтожение. При этом циничное уничтожение. Одни
люди считают за других людей – что они достойны иметь жизнь и
пользоваться благами ее, а другие нет. В СССР, при всех его жертвах
дойти до такого сознания не могли. Там в определение права на жизнь
стояла идеологическая, классовая ценность, а не биологическая, как при
капитализме. Изменить биологическую свою принадлежность к тому или иному
народу, расе человек не может. Но изменить свои классовые убеждения,
свою идеологию может. Целью советских лагерей было перевоспитание. Целью
немецких – уничтожение. Перевоспитание там было только для немцев, для
остальных обратной дороги оттуда уже не было.
Сегодня много говорится об ужасах сталинских ГУЛАГов, раздувая их
античеловечность, но туда сажали «врагов народа» и прочие преступные
элементы, а не за то, что принадлежишь другой национальности. Даже место
переселения народов было только вследствие того, что большинство
представителей этого народа предали общие государственные интересы,
служа врагу. Так было с крымскими татарами, после освобождения Крыма
1944; с чеченскими племенами, иными малыми народами оказавшиеся для все
страны Иудами.
Но общественность стыдливо умалчивает о других концентрационных зонах
для определенных лиц. Это индейские резервации в США, где были
уничтожены сотни тысяч индейцев на протяжение всей освоение Америки
западными переселенцами. Это гетто для Ирландского коренного населения
со стороны англосаксов. Это фашисткие конц.лагеря не только для
военнопленных, но и для мирного населения захваченных территорий не
немецкого происхождения. Эти преступления против человека – западными
СМИ сильно не афишируются. Но в отличие от советских лагерей, именно эти
лагеря несли в себе античеловечность. Там обрекались на смерть люди
только за то, что они мешают другим людям жить на их земли и
безраздельно пользоваться ею. Эти люди оказались лишними в планах
других, тех, кто захватил их. Советская культура наоборот, принесла
освобождение другим народам , ценой крови своих сыновей и дочерей.
Россия всегда была спасительницей для всех народов, только они быстро
забывали об этом, ища опять покровителей в лице хищников.
Никогда, капиталистическая система не принесла освобождение чужому
народу. А только порабощение, унижение, уничтожение. Используя лозунги о
несения просвещения варварам, сами эти просветители оказывались
истинными варварами для всех. Какое просвещение принесли испанские
конкистадоры народам Южной Америки? Какое благо европейцы – индейцам
Северной Америки? На что обрекли переселенцы коренные племена Австралии?
Что происходило на протяжение 500 лет господства европейской
просвещения над народами Африки, превратив их в рабов? А стравливание
племена Востока друг на друга, не без участие английских консультантов? А
колонизация Индии? Индокитая? Опиумные атаки на Китай? Где в этом
русский или советский след? Где здесь происки Москвы? Не найдете! Везде
можно увидеть только одни имена – Лондон-Вашингтон….

До появление новой социальной системы жизни общества – социализма, весь мир жил с привычными моделями развития – или феодальные отношения или
капиталистические. Некоторые отсталые племена жили еще на уровне
первобытнообщинного строя. Как правило, это племена которые были
географически оторванными от общих очагов развития цивилизации. Они были
одиноки в своей модели развития, не имея других перед собой. Эта узкая
обособленность тоже свидетельствует о том, что для развития нужен
широкий кругозор, совершенствование, которое возможно в условиях
конкуренции.
В любом построение общества важную роль отводится экономическим
отношениям. Экономика – это построение всех отношений для
жизнеспособности тела общества. Цель экономики – накормить, одеть, обуть
народ.
При первобытнообщинном строе экономические связи слабы. Там нет
понятия государства. А экономика – возникает только с возникновением
государства, а не просто племенных союзов. Чем больше государство, тем
важнее становятся экономические связи, для уравновешивания его самого.
Любое нарушение баланса в итоге сказывается на жизнеспособности самого
государства.
Экономика – это закон внешнего развития общества. Для возникновение
экономики важны две составляющие – общество (государство) и закон.
В рабовладельчиских государствах роль экономики выполняла живая сила –
рабы. Для своих хозяев они были как скотина, недочеловеки, они кормили,
поили и одевали тех, кто считал себя «человеками» и был освобожден от
труда. Единственным трудом для себя они считали воину, чем и занимались.
Расширяли свои жизненные пространства, завоевывали себе новых рабов и
жили за их счет. Именно количество рабов был эквивалент богатства,
денег. Люди делились на свободных, но без рабов. На свободных с наличием
рабов и рабов. Эта иерархия была очень шатка. При любом несчастливом
обстоятельстве любой свободной мог стать рабом, но стать рабу сводным
было практически невозможно или очень трудно. Эта была односторонняя
система, где шансов, в конечном итоге оказаться рабом была высока у всех
классов, никто, включая даже монархов не был застрахован от этой
участи. Такая социальная и экономическая модель просуществовала в Европе
долго, а других частях света практически до нашего времени.
Экономическое развитие на основе рабского труда было слабое. На смену
рабовладельческой модели пришла феодальная. Во многом, феодальная модель
была схожа с рабовладельческой, хотя внешние формы и изменились. Здесь
важным становился фактор личной зависимости. Все члены феодального
общества были зависимы от низа вверх. Крестьяне были зависимы от феода,
кому принадлежала эта земля. Феоды в свои очередь от более сильных
землевладельцев. Все в итоге от короля. На этой социальной лестнице не
было движения вниз. Феодал никогда не мог стать социально ниже своего
уровня. Даже если он обеднел и вынужден был скитаться, он всегда имел
права согласно своему вассальному уровню. Бедный дворянин социально все
равно оставался выше богатого ростовщика или торговца. В феодальном
обществе, в отличие от рабовладельчиского не было движения вниз. Там
было возможно движение только вверх. Ибо любой отличившийся из низов мог
стать дворянином и далее иерархическая лестница была для него открыта.
Примеров тому в истории феодального общества было много.
Отличие феодальной модели была в ее вассальности и возможности
социального роста. Для этого роста необходимо приобрести покровителя и
стать ему вассалом. Экономические отношения в данной модели тоже были
слабы, ибо строились только на нуждах феода в личностном аспекте.
В середине 17 в. в Западной Европы стали зарождаться первые
капиталистические отношения, основанные уже на широкомасштабном рынке.
Отличие капитализма от других социальных моделей – есть не только
наличие товарно-денежных отношений (это было и в других социальных
строях, лишь более слабых формах), а использование чужого рабочего труда
за плату. Рабы работали бесплатно, за прокорм. Колоны в феодальном
обществе отрабатывали повинности на барской земле за то, что, могли
трудиться и питаться на части от этой барской земли. Рабочие в
капиталистическом обществе получают деньги за свой наемный труд, отдавая
львиную долю от вложенного труда владельцу средства производства –
капиталисту. В социалистическом обществе тоже используется наемный
труд, который оплачивается, но прибыль от него идет не частному карману,
а на развитие всего общества и его социальной структуры. На эти деньги
строится бесплатное жилье, осваиваются новые территории и строятся
промышленные объекты для труда. Содержится бесплатное образование,
медицина, культура. Все структуры социалистического общества содержаться
и обеспечиваются за счет народа. Земля, заводы, школы, недра – все
принадлежит народу, это народное достояние и богатства. При этом
социалистическая модель рассматривает труд как необходимость и благо для
самого человека, а не как средство для выживания. Понятие эксплуатация
чужого труда в социалистическом обществе – невозможно.

Право на жизнь, тесно связано с правом на труд.
Субъекты, перестающие трудиться, начинают деградировать. Как некогда
труд способствовал становлению человека, отделения его от мира животного
(мира живота), так безделье способствует обратному процессу – переходу
человека в животное бытие. Этому также способствует унификация в
культуре, образование, языке, обществе. Когда общество становится
безликим, однообразным, везде одинаковым, то это сильно отражается на
сознание человека, который перестает мыслить неординарно. Однообразное,
безликое бытие – окружающая среда – подсознательно действующая на
человека, лишает новизны и полета мысли. Человек внешне вроде остается
быть человеком, но он перестает мыслить. А именно мысль и делает
человека – Человеком.
Бессмысленное общество – вот цель индивидуализма. Получается парадокс,
люди, ставящие свои интересы превыше всего, рассматривающие мир через
потребительские рамки своего индивидуума – разлагают общественное
сознание общества, делают его унифицированный, удобный для их плоти
везде и всегда. Вроде должно быть наоборот. Индивидуумы должны обогащать
общество своей неповторимостью, но получается обратное действие, если
этот индивидуум исходит от потребительские интересов. Потребительское
общество обречено на вырождение, так как разучившись трудиться своими
руками, обеспечивая себя, оно будет зависимо от тех, кто бы трудился за
них и обеспечивал их потребности, и если в один момент таких не окажется
в поле их потребительского захвата, такое общество не выстоит при смене
обстоятельств. День благодатный всегда имеет конец.
Партийный аппарат СССР изначально занимал потребительскую позицию в
обществе. И это было бы оправдано, если бы его главной целью была забота
о государстве, его мощи и благосостояние граждан. Но основной целью
парт.аппарата стало собственное благосостояние, исключение возможности
наказуемости, неподоотчетность и только потом рассматривались все
государственные вопросы. Избежать разложения можно только имея всегда
рядом карающий и наказуемый орган даже над высшей властью. Такова была
опричнина Ивана Грозного, тайная канцелярия Петра 1, НВКД при Сталине.
Для системы, которая еще должна взрастить себя до сознательного уровня
наличие служение «левитов» - необходимо. Это очистительный орган. Как
некогда сказал Дзержинский – «служить в органах могут или отпетые
мерзавцы или святые»…
Парт.аппарат при правление Сталина, опасаясь за свои головы, через
страх был вынужден заботиться о народном благе, жертвуя благом своим.
Имея огромные возможности и поблажки, на них накладывалась и большая
ответственность, за которую они должны были отвечать. Промахов быть не
могло. Если чиновник недобросовестно относился к своим обязанностям, то
за это должен отвечать перед народом. Суд в СССР тоже был – народным.
Парт.аппарат боялся и ненавидел Сталина. Поэтому сразу после его смерти
все постарались огородить себя от любых надзоров за своей
деятельностью. Получилось, что вся социалистическая модель держалась на
одном человеке – Сталине. При этом, это не была еще полноценная
социалистическая модель. Она была построена не на демократии, а на
тоталитаризме. И это была осознанная необходимость. В этом была свобода
социализма при Сталине. И иной модели быть не могло. Необходимость
именно данной модели – требовало время. Время диктовало свои условия и
они не были благоприятными для развития социализма на основе чистой
диалектики.
 
СветланаДата: Понедельник, 01.07.2013, 15:15 | Сообщение # 4
Лейтенант
Группа: Администраторы
Сообщений: 75
Статус: Offline
Из советской социалистической модели убрали все противоположности. Осталось одно единство. Но без внутренней борьбы единство не может быть
верным. Единство будет основываться не на жизни, а на силе и как только
сила иссякнет, то и единство улетучится. Для утверждения верности
единство необходима борьба с ее противоположностью. В СССР шла только
внешняя борьба с силами импералистического капитализма, но страна,
огороженная железным занавесом не понимала пагубности врага, она была
ограждена от врага, а значит и от борьбы. Борьба шла снаружи, тогда как
внутри, после уничтожение всех внутренних оппонентов – пошло разложение.
Не снаружи нас завоевал капитализм, а изнутри, возбуждая плотские
влечения к пресловутой «американской» мечте.
Закон – отрицания отрицания – не действовал. Существующий строй
рассматривал достигнутую социально-политическую модель как единственно
возможную в развитие, а через это само развитие оказалось под угрозой.
Для возрастания необходим пересмотр существующей идеологии и принятия
новой, более прогрессивной. При этом новое полностью не перечеркивает
старое, а только убирает все недействующее, мертвое, что припятствует
росту и движению. Смена социализма на капитализм не есть применение
закона отрицания-отрицания. Это возврат в старое, регресс. Но за 20 лет
главенства – этот строй не смог ничего создать нового, а лишь жил
расточая старые богатства. Не для кого ни секрет, что сегодня Россия
живет лишь за счет вывоза – сырья, природных богатств, денег, ценностей.
Сегодняшняя экономика России построена на ввозе готовой продукции
извне. Внутри страны мы ничего не производим, ни чем себя не
обеспечиваем, ни что не развиваем. Для всех внешних стран дороги наши
недра, которые мы с бешенной скоростью осваиваем, выкачивая последнюю
кровь свою на жизнеподдержания капиталистической махины. Когда от нас
ничего не останется, мы, как страна станем никому не интересны. Нас
просто быстро завоюют и сбросят с политических счетов. Что и кто будет
после нас – мы уже не узнаем….
Третий закон диалектики – закон перехода количества в качество так же,
был оставлен. То бутафорское количество которое гналось пятилетними
планам и рапортовалось на съездах – никогда не могло дать качество.
Потому что количества и не было. Было одно лишь подражание тому
количеству которое было в годы энтузиазма. Но количества без духа не
может быть. Во всякой живой единицы должна быть живая душа, а не
мертвая. Живые единицы способны дать качество, тоже живое. Единицы
мертвые – и качество дадут такое же, мертвое.
О качестве советских товаров ходили анекдоты. И причина не в кривых
русских руках, а отсутствие новых производственных технологий, которые
необходимо постоянно развивать, чтобы добиваться качества в продукции.
Такой же подход необходим и в патрийной идеологии. Получалось, что
живущее поколение, взрощенное на подвигах отцов и дедов, но не
получившее дух своих предков – пропивало награды своих отцов. Смотря на
сытую довольную жизнь первых секретарей, трудно было сопоставить это с
идеалами социализма и моральной сознательностью. А такой пример лучше
всяких слов. Ушли в прошлое залатанные сапоги генералиссимуса. Теперь
стали другие цензы. Первым из которого стала лесть, демогогия, лозунги,
мещанство.
Коммунисты, сами того не заметив, выбросили из учения, которым
собирались созидать себя все главные законы диалектики. Вот и получилось
– марксистко-ленинская диалектика, но без диалектики, как Царство Божье
без Бога. Выдержать обман и подмену долго такая модель не могла. В
четвертом поколение пришел крах бездиалектическому социализму и крах был
быстрым, стремительным, разрушительным. Но даже, несмотря на весь обман
социалистической системы она смогла дать плоды, дать образец для всего
мирового сообщества. Это разрушить и убить в народном сознание трудно.
Многие сегодня, кто раньше никогда не жаловал советскую власть смотря на
сегодняшний беспредел признают благость того строя, в отношение
сегодняшнего. Если наши отцы что-то желали оставить своим детям, то
сегодняшним отцам просто нечего оставлять своим детям. Только отцы
нагревшие жирок при разделе соц.имущества что-то и могут оставить своим
отпрыскам на счетах европейских банках. Но это не отцы, это вороны,
хищники, про них вообще отдельный разговор.
Для такой огромной и богатой страны, многонациональной,
многокультурной, неординарной – должен быть сильный правитель. Сталин
стал благословением для России в ее самые тяжелые минуты. Но один
человек не вечен. Стали это понимал. Он понимал так же большой вред и
внутреннее разложение, которое несет еврейская нация. Работая еще в
молодые годы в партии с евреями, Сталин видел, что им не нужна Россия,
не нужна сильная страна, им нужно одно – удовлетворение своих тщеславных
амбиций. И этот народ удовлетворяет их везде, где укореняется – и
финансовых структурах и в революционных. Евреи стремились к власти всеми
способами и законными и не законными (революционными). Евреи хорошо
говорят, из них получаются успешные адвокаты, юристы, преподаватели.
Евреи способны к наукам и искусству, из них получаются хорошие актеры,
музыканты, художники. Евреи хорошие революционеры, но так же хорошие и
предатели. Желание самоутвердить себя в обществе, любой ценой и любыми
средствами, становится для них важнее интересов самого общества. Будучи
угнетаемы и презираемы среди всех народов, еврейское самолюбие стремится
к господству. И лучшим средством к этому достижению становятся деньги.
Деньги, так и липнут к еврейской руке и она знает в них толк.
Сталин видел и понимал это. Но не имея полной власти он не мог
проводить свои планы. Вначале он был вынужден опираться то на одно
еврейское политическое крыло в ВКПб, то на другое. Лавируя в этой
внутренней политической борьбе Сталин интуитивно верно выбирал новых
«друзей» и избавлялся от вчерашних, объявляя их врагами. К началу 40-х
годов все внутренние враги были обезглавлены и обескровлены, значительно
ужесточилось продвижение по карьерной лестнице лиц еврейской
национальности. Грянула война, которая на какое-то время всех опять
уровняла. Гитлер ненавидел евреев больше, чем русских. И еврейская кровь
опять зацепилась за русского Ваньку. Прошла война, начались годы
восстановления народного хозяйства и зоркое око Сталина опять обратило
взгляд на засилие лиц еврейской национальности в кругах интелегенции,
главного очага всех политических зараз. В этом котле уже кипели
различные недовольства, но вслух еще не высказывались.
 
Форум » Общий раздел » Политика » Причины падения СССР (Автор Игорь Голаев.)
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск: